Почему государство не одобряет пособия бедным семьям и что это говорит о системе управления в России
Очередь в МФЦ
Объясняем как у российской власти слова разошлись с делом по знаковым экономическим мерам

Привет, друзья!

Сегодня пятница и у меня для вас снова о важные новости, которые тихо проходят мимо. 24 июля, Ведомости скромно – ведь какой ещё эпитет можно придумать для материала опубликованного в 23:53 по Москве? – порадовали общественность, разузнав статистику по выдаче пособий бедным семьям с детьми. На этом, впрочем, радости заканчиваются. Как сообщает издание из 4.5 миллионов заявок одобрение прошло меньше половины. Может показаться, что новость слишком узкая по масштабу, но не спешите пролистывать мимо – всё чуточку интереснее.

Кто говорит?

Издание Ведомости со ссылкой на внутреннюю презентацию Министерства финансов. Согласно изданию эту статистику Минфин показывал на внутреннем семинаре для чиновников из российских регионов. У Ведомостей оказалась копия презентации, чью подлинность подтвердил один из источников в правительстве. Поскольку эти данные в отличии от прочих статистик пока не политизированы, у Фискального дефицита нет сомнений в их качестве.

О чём новость?

Речь о денежных выплатах семьям с низким доходом. Ещё в начале марта, когда экономический кризис в результате санкций стал очевиден, вождь лично анонсировал дополнительные пособия семьям с детьми. Идея здравая. Инфляция бьёт сильнее всего по бюджетам самых необеспеченных людей и денежная компенсация от государства – выплата на семью колеблется в районе 6 и 12 тысячами рублей – была бы серьезным подспорьем как для семейных бюджетов, так и для спроса на товары компаний.

Однако начисление пособия не происходит автоматически: семьи должны подать заявку и пройти проверку на соответствие критериям. По данным Ведомостей на этапе проверки критериям чиновники отклонили 2.6 миллиона заявок или 57.5% от общего объёма. Основная причина отказа – превышение дохода минимальной границы соответствия.

Не спешите однако думать, что россияне не очень хорошо читают законы, потому что есть нюансы. Отметим лишь главный: при проверке на соответствие власти используют не актуальные доходы семьи, а за предыдущий год (отсчитывается со сдвигом на 4 месяцев от подачи заявки).

При оценке нуждаемости учитываются доходы и имущество семьи.

Сведения о доходах учитываются за 12 месяцев, но отсчет этого периода начинается за 4 месяца до даты подачи заявления. Это значит, что если вы обращаетесь за выплатой в мае 2022 года, то будут учитываться доходы с января по декабрь 2021 года, а если в июне 2022 года – с февраля 2021 по январь 2022 года.

Чтобы определить имеет ли семья право на выплату, необходимо разделить доходы всех членов семьи за учитываемый год на двенадцать месяцев и на количество членов семьи.

Пенсионный Фонд России

То есть для отбора заявок власти используют статистику 2021 года: ровно тот период, когда экономика, занятость и реальные зарплаты в России активно восстанавливались после корона-кризиса.

Во что это выливается на практике представить нетрудно. Допустим условный Василий Петрович работает дальнобоем и спокойно возил условные смартфоны из Эстонии в Псковскую губернию. Но тут пришёл март месяц и всего его личные финансы улетают в крутое пике: прилетели санкции, поставки встали и в компания ясно дала понять, что придется затянуть пояса. На этом фоне его жена видит вождя 8 марта с обещаниями помочь, тащит мужа в МФЦ, где они вместе объясняют: так, мол, и так – дело труба, но нам же пообещали, поэтому вот он я и моя справка по зарплате в марте. На что чиновник идёт в свою базу и смотрит на справки по доходам. Только не из 2022, а из 2021 – потому что так записано в указе. А в 2021 разумеется шик, блеск и ручеёк из долларов, поэтому слуга народа заявку отклоняет. Семья пытается объяснить, что на улице уже как бы давно не 2021, доллары закончились даже у ЦБ и вот сейчас денежка как бы позарез. Однако им в ответ объясняют, что dura lex sed rex, поэтому ждите годик – там поможем.

Фундаментально проблема в том, что заявки оценивают по прошлым, а не ожидаемым доходам. И хотя такой подход вполне адекватен, когда экономика едет по накатанной, он совершенно не подходит в кризис, когда реальные доходы падают на 7% в один только март месяц. В результате, миллионы россиян остаются по факту без помощи именно в тот момент, когда они остро в ней нуждаются.

Почему это важно?

Пособия семьям с детьми являлись главной мерой поддержки населения в кризис и правительство успешно справляется с тем, чтобы отсрочить её применение в наиболее острый момент потребности. В июне мы оценивали объем средств на эти нужды около 500 миллиардов рублей или ~20% от всех прямых допрасходов бюджета на кризис.

Из полутора триллиона рублей на поддержку бедных семей власти одобрили населению пока немногим более 30%

Уже тогда мы критиковали план за низкую долю расходов на прямую поддержку населения и оговаривались, что выделение даже этих, не очень больших по объему средств (менее половины процента ВВП), не гарантировано тем, кому они предназначены. Так и вышло на практике. Важен однако даже не столько экономический эффект, сколько то, насколько плохо выполняются знаковые меры. Меры, которые постоянно фигурируют в речах с трибуны не иначе как “безусловный приоритет

История с пособиями – очередной пример несоответствия деклараций власти с исполнением. И нет, проблема не в плохих чиновниках на местах. Проблема в дизайне критериев на соответствие, которые определяются на самом верху. Как быстро это дойдёт до начальства в Белом доме оценить непросто: ведь их места в кабинетах сейчас кратно больше зависят от решений одного человека в Кремле, а не запросов на местах. В условиях, когда главная задача чиновников состоит в том, чтобы отчитаться наверх вождю – важна не суть, а форма отчётности, поэтому шансы на это невелики. Такое положение вещей – прямое следствие пресловутой “вертикали власти”, где главный продюсер, режиссёр, и зритель – это вождь, а простые люди – не более, чем массовка (декорация?) для сцены.

Что будет дальше?

Положение бедных семей с детьми продолжит оставаться тяжёлым. Причем чем сильнее кризис ударил по их доходам, тем ниже шанс, что они получат пособия своевременно. На низовом уровне это будет проявляться в драках на местах, уходе в рисковый теневой бизнес и росте мелкой преступности вроде бытового воровства. Как это выглядит на практике, можно узнать из недавних историй про то, как разгрузка посылок в Wildberries превращается в бойцовский клуб.

На уровне всей экономики основное последствие – недостаток внутреннего спроса на товары. Это значит, что обещанные меры поддержки не перейдут в торговлю товарами, а значит не пополнит карман компаний. Ускорение падения реальной экономики в последние месяцы указывает именно на это.

Что запомнить?

Сказать – не значит сделать, а помолвка – ещё не женитьба. Практика подтвердила опасения, что заявленная поддержка населения не доходит нуждающимся, а значит не выполняет заявленных задач.

Это значит, что реальный бюджетный стимул в экономику будет ниже, а с социальная напряжённость в наиболее уязвимых слоях населения – больше.

Подобный эффект не случайна осечка, а свойство властных отношений в российской политике, где одобрение вышестоящего начальства важнее, чем одобрение людей. В таких вертикальных отношениях красивые отчёты гораздо важнее для карьеры, чем положение на местах. Потому что отчёт в папочке этажом ваше сохранят точно, а народ уже давно никто ни по каким вопросам не спрашивает.